Ф. ЭНГЕЛЬС. пороками и прикрытыми грехами достигла высшей степени


пороками и прикрытыми грехами достигла высшей степени, чем именно здесь? Не желали ли ваши ученые, ваши поверх­ностные и нехристианские писатели льстить вам, когда они так часто сравнивали ваш город с Афинами? О, какую горькую истину они вам высказали! Да, конечно, это Афины, полные язы­ческой гордой образованности и цивилизации, которые именно до такой степени ослепили ваши глаза, что вам неясна простая истина евангелия; Афины, полные блеска, обмана и земного великолепия; Афины, где люди, привыкшие к довольству и ком­форту, потягиваются и зевают на мягких постельках и считают речи о кресте слишком скучными и покаяние слишком утоми­тельным; Афины, полные заносчивого Ф. ЭНГЕЛЬС. пороками и прикрытыми грехами достигла высшей степени, дикого упоения и чувст­венного опьянения, в котором заглушается громкий голос совести, внутреннее беспокойство и страдание прикрываются блестящим покровом! Да, конечно, Афины с надменными мир­скими мудрецами, которые ломают себе головы над бытием и небытием и другими нелепостями и давно справились с богом и с миром, которые, однако, смеются над словами о смирении и о нищих духом, как над безумием и нелепостями минувших времен. Афины, богатые основательными учеными, которые знают наизусть все виды инфузорий и все главы римского права и из-за этого забывают о вечном спасении, в котором заклю­чается блаженство душ! Здесь и Шеллинг, конечно, может разгневаться, как Ф. ЭНГЕЛЬС. пороками и прикрытыми грехами достигла высшей степени некогда Павел, когда он прибыл в подобныйгород. И когда он появился, мирские мудрецы, как некогда в былые временаэпикурейцы и стоики в Афинах, говорили: что хочет сказать этот суеслов? Они дурно отзывались о нем еще прежде, чем он открыл рот; они поносили его еще прежде, чем он появился вих городе. Однако мы видим, как нам далееповествует священное писание:

«И, взявши его, привели в ареопаг и говорили: можем ли мы знать, что это за новое учение, проповедуемое тобою? Ибо что-то странное ты влага­ешь в уши наши; посему хотим знать, что это такое? Афиняне же все и Ф. ЭНГЕЛЬС. пороками и прикрытыми грехами достигла высшей степени живущие у них иностранцы и гости ни в чем охотнее не проводили время, как в том, чтобы говорить или слушать что-нибудь новое» *.

Разве это не берлинцы, как живые? Не проводят ли и они время в том, чтобы слушать и видеть что-нибудь новое? Зайдите как-нибудь в ваши кофейни и кондитерские ипосмотрите, как новые афиняне набрасываютсяна газеты, между тем как библия лежитдома, покрытаятолстым слоем пыли, и ни один человек не раскрываетее. Прислушайтесь к их взаимным приветствиям, когда они встречаются, вы не услышите ничего, кроме вопросов:

* Библия, Новый завет. Деяния апостолов, глава 17, стихи 19—21. Ред.


Шеллинг — философ во христе 243

что новогл? ничего Ф. ЭНГЕЛЬС. пороками и прикрытыми грехами достигла высшей степени нового? Всегда нужно что-нибудь новое, что-нибудь небывалое, иначе им смертельно скучно при всей их образованности, их роскоши и их наслаждениях. Кого они считают любезным, интересным и заслуживающим внимания? Того, кто всего более просвещен святым духом? Нет, того, кто всегда умеет рассказать всего больше новостей. О чем они более всего заботятся? О том, не обратился ли на путь истинный какой-нибудь грешник, по поводу чего ведь радуются ангелы божий? Нет, — какие скандальные истории произошли ночью,что пишут из Берлина в «Leipziger Allgemeine Zeitung»! Но хуже всех — ядовитое племя политиков и болтунов, ко­торые больше всего помешаны на новостях Ф. ЭНГЕЛЬС. пороками и прикрытыми грехами достигла высшей степени. Эти лицемеры нахальнейшим образом суются в дела государственного управ­ления, вместо того чтобы предоставить королю решать эти дела по его благоусмотрению, и совсем не заботятся о спасении своей бессмертной души; они хотят вынуть сучок из глаза правитель­ства и не хотят заметить бревна в своем собственном неве­рующем глазу, чуждом любви к Христу. Эти люди особенно напоминают древних афинян, которые также целый день расха­живали по рынку, стараясь узнавать новости, а старые истины оставляли нетронутыми под спудом. Чего хотели они от Шел­линга, кроме того, чтобы услышать нечто новое, и как они презрительно морщились, когда он преподнес им лишь Ф. ЭНГЕЛЬС. пороками и прикрытыми грехами достигла высшей степени старое евангелие! Как мало было среди них таких, которые не стреми­лись всегда к новинкам, но желали от Шеллинга лишь старой истины, слова об искуплении через Иисуса Христа!



И, таким образом, с Шеллингом здесь повторилось все то, что произошло с Павлом там. Они выслушали его проповедь с критическим выражением лица, время от времени важно улыбались, качали головой, многозначительно переглядыва­лись, а затем с сожалением поглядывали на Шеллинга; «услы­шавши о воскресении мертвых, они стали насмехаться» («Деяния апостолов», 17, 32). Лишь немногие стали его последователями, ибо еще и теперь дело происходит так же, как в Афинах: осо­бенное раздражение вызывает Ф. ЭНГЕЛЬС. пороками и прикрытыми грехами достигла высшей степени у них воскресение из мертвых. Большинство настолько честно, что и слышать не хочет ни о каком бессмертии; меньшинство допускает весьма недостоверное, неопределенное, туманное бессмертие души, но по мнению по­следних тело вечно тлеет, и все они одинаково смеются над дей­ствительным, определенным и явным воскресением плоти, счи­тая его совершенно невозможным, как будто в писании не было сказано: для бога нет ничего невозможного.

К изложенной уже верующим читателям истории церкви христовой, как она символически представлена нам в лице трех


documentazqvuof.html
documentazqwbyn.html
documentazqwjiv.html
documentazqwqtd.html
documentazqwydl.html
Документ Ф. ЭНГЕЛЬС. пороками и прикрытыми грехами достигла высшей степени